Тема номераАктуальное интервьюЭкспертное мнениеВизитная карточкаПолезная информацияБизнес-план

Журнал “Вестник Предпринимателя СПб”

Полезная информация
№6
октябрь
2017

Оптимизация бизнеса или необоснованная налоговая выгода? Комментарий Юлии Чарноцкой

В соответствии с Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ, часть первая Налогового кодекса Российской Федерации дополнена статьей 54.1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», которая вводит новый подход к определению фактов умышленного занижения налогоплательщиками налоговых обязательств.

Юрист-эксперт Общественного Совета по развитию малого предпринимательства при Губернаторе Санкт-Петербурга Юлия Чарноцкая комментирует нормы закона для читателей «Вестника предпринимателя Санкт-Петербурга».

– Итак, Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации», в частности, определено, что:

  • не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика;
  • налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй Налогового кодекса Российской Федерации при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Также новой статьей определено, что доказывание обстоятельств умышленного участия налогоплательщика в создании налоговых схем, направленных на незаконное уменьшение налоговых обязательств, в том числе путем неучета объектов налогообложения, неправомерно заявляемых льгот и тому подобное производится налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля в соответствии со следующими разделами Налогового кодекса:  V «Налоговая декларация и налоговый контроль», V.1 «Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании» и V.2 «Налоговый контроль в форме налогового мониторинга».

В этой связи интерес представляет обзор судебной арбитражной практики, подготовленный Федеральной налоговой службой (Письмо ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@) и посвященный обжалованию налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

К общим признакам, свидетельствующим о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности налоговики могут отнести следующие обстоятельства:


– дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (систему налогообложения в виде Единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;


– применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;


– налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;


– участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;


– создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;


– несение расходов участниками схемы друг за друга;


– прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и тому подобное);


– формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;


– отсутствие у подконтрольных лиц принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;


– использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети Интернет, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и тому подобное), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и тому подобное;


– единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;


– фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

 

– единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и так далее;


– представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и с иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;


– показатели деятельности – такие, как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, – близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;


– данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;


– распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Федеральная налоговая служба также отмечает, что в последнее время наблюдается рост количества судебных дел, предметом рассмотрения которых являются обстоятельства, свидетельствующие о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения схем дробления бизнеса. Однако важно отметить, что
налоговому органу необходимо располагать доказательствами, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении проверяемым налогоплательщиком, вместе с подконтрольными ему лицами, виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, что признается оптимизаций предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения.